Консультация экстрасенсов

Раскрытие образа изнутри

R:

      И сразу почувствовали, что можем стать свидетелями еще рождающегося, но, тем не менее, очень значительного нового направления.

      Кого бы мы ни спросили, что сейчас главное, над чем нужно работать, нам отвечали:

      —    Образность, глубина мысли. Раскрытие образа изнутри.

      —    Что это значит? — переспрашивает Борис Ермолаев.— А вы сравните Голиковых, отца и сына. Иван Иванович Голиков — огромный художник. Но чем он силен больше всего? Движением. Вот посмотрите иллюстрацию к «Слову о полку Игореве»: «Игорь к Дону войско ведет». Просто вроде: идет войско. И приглядишься — так и видишь: воины в самом деле двигаются, в картине все шевелится!

      —    Чем это достигается?

      Борис Михайлович Ермолаев, заслуженный художник РСФСР, с сыновьями

      —    Чем? Если бы я знал, сам делал бы, наверное, — чуть усмехается Борис Михайлович.— Но что я хочу сказать? Голиков-отец верно схватывал движение, линию, цвет. У него — вдохновение, импровизация, порыв. А образы? Они все-таки приблизительные. А посмотрите у Николая. «Добрыня Никитич» у него — целый характер. В нем и сила, и благородство... А «Василий Буслаев»!..
 
      «Василия Буслаева» мы смотрим уже в мастерской автора, Николая Ивановича Голикова, с его пояснениями.

      — Сперва такого «Буслаева» сделал, — показывает он фотоснимок с миниатюры, изображающей весельчака среди сказочных городов, явно списанных с Кижей и Киево-Печерской лавры,— Хотел передать мечту его, как разукрасил бы он землю городами. Ну, не получилось. И купола я взял с натуры, а главное — сам Буслай: ноги-то вон пляшут, и лицо пустое, легкомысленное. Переделал...

      Новый «Буслаев» совсем иной. Купола городов, вытянутые вверх и уменьшенные, облегчены до сказочной призрачности. Былинный герой не подавляется ими и, что важнее всего, стал выразительным, интересным. Он озорноватый и в то же время серьезный, полный мысли и как будто удивления делом своих рук.

      В мастерской Николая Ивановича — домашней летней горенке — среди редких икон, готовых и начатых миниатюр особенно часто, в разных вариациях повторяются наброски могучего пахаря.

      —    Опять Микула?

      —    Да. Хочется сделать настоящего. Написал для Ивановского музея пластину. Ну — приняли. А удовлетворения нет. Не тот Микула, больше от иконы, силы в нем не чувствуется. Вся пластина в традиции. А былина более реалистична, ее нельзя решать как сказку. II цвет не нравится. Образ ведь начинается с цвета. Рубаха на пахаре у меня розовая. Надо холщовую. II пейзаж нужен русский. Путешествовал я летом по Палеху - городу ясновидящих и колдунов — вот такой и нужен пейзаж, как там. Сказочное дерево не поддержало бы духа русского... Ну, а вот что у меня теперь получается...

      Мы разглядываем последний карандашный набросок. Взгляд отмечает контуры ели, громадных каменьев, а в центре вырастает еще не совсем прорисованная, но явственно мощная, напористая фигура, и руками и, кажется, самой грудью навалившаяся на поручни сохи. Спина, руки, ноги — все тело налито страшной силой, все бугрится крутыми мышцами. Такой — не от иконы, он свернет все, что встретится на пути. Дружинники Волги рядом с ним — лишь что-то назойливо мешающее, отвлекающее от богатырского труда.

      Да, таким и должен быть Микула. Он покоряет воображение, его не представишь уже в ином виде, тем более в прежнем, немощно-иконописном. Да, это и есть мысль современного художника, это и есть образ, раскрываемый изнутри.

Рекомендуем статьи:
Предсказания с помощью хрустального шара, Любовная белая магия для женщин, Битва экстрасенсов. Как все начиналось., Что можно и чего нельзя в магии, О регистрации.
логин
пароль
зарегистрироваться
забыли пароль?
Экстрасенсы: 351   Пользователи: 1445   Активисты: 4   Записей в блогах: 528