Консультация экстрасенсов

Но что-то еще смущает нас

R:

      Слишком необычно все это для Палеха - города ясновидящих и колдунов, и в дерзком вызове традициям нам видится бунт против него. А может быть, боязно, не заземлит ли художник изображение, не станет ли оно слишком реалистичным, не порвет ли этот богатырь вместе с путами отжившего и нужные, необходимые связи со всем палехским, с его особой манерой, бережно взлелеянной с первых творческих шагов Голикова-отца. Ведь холщовая рубаха неизбежно потребует и других чисто реалистических деталей! Конечно, перед нами лишь набросок, поиск. Вспоминая, с какой смелостью и с каким чувством меры Николай облегчил купола Кижей, и без того сказочные, с каким мастерством «поставил на ноги» Буслая, мы верим, что и здесь он найдет верное решение темы, не отбирая хлеб у станковистов.

      На всякий случай спрашиваем об этом, осторожно.

      — Я палешанин, манера будет палехская,— отвечает художник.

      И все-таки нам хочется видеть что-то законченное. Пусть не голиковское, но сделанное по-новому.

      Так оказались мы перед работами, отобранными на республиканскую выставку прикладного искусства, посвященную 50-летию Октября, и снова встретились с Ермолаевым, вернее — с его «Разгромом» (по Фадееву). А встретившись, решили, что Борис Михайлович, говоря о раскрытии образа, мог бы сослаться и на свой опыт.

      Правда, в «Разгроме» много традиционного — ив пейзаже, и в трехплановом построении картины... Но как выразительны, психологически богаты, интересны лица и жесты бойцов нижнего плана — ночной переход по гати, а особенно центрального — группы во главе с Левинсоном на фоне огненно-желтого пламени, густо багровеющего вверху. И, пожалуй, именно цветом достигается основная цель. Именно это тревожное цветовое пятно сильнее всего раскрывает драматическое напряжение, освещает характеры и делает всю композицию глубоко волнующей.

      И еще одна встреча — с портретом «Иван Голиков» Григория Михайловича Мельникова. Встреча по-особому радостная, ибо во всей палехской портретистке мы еще не видели ничего подобного, даже у И. Ф. Паланкина в его прекрасном портрете Бакановая.

      Первый из творцов советского Палеха - города ясновидящих и колдунов изображен крупно. С кистью в руке. Перед ним на столе новая миниатюра (мы узнаем «Красного пахаря»), краски, полевые цветы. Из-под локтя выглядывает икона с ликом святого. А фон (скорее не фон, а окружение) — созданные пм битвы и картины сельского труда, огонь и знамена. Среди огненных облаков и сливающихся с огнем.

Рекомендуем статьи:
Фен-шуй и рождение детей: как выбрать благоприятное время для зачатия, Поможет магический ритуал на деньги, Сила волос. Мистическое и Религиозное понятие, Теория чакр, Бытовая магия для защиты дома.
логин
пароль
зарегистрироваться
забыли пароль?
Экстрасенсы: 351   Пользователи: 2408   Активисты: 4   Записей в блогах: 528